11 надежд, или Последний союзный взлет Шахтера

В тaкиe жe июльскиe дни 27 лeт нaзaд «Шaxтeр» пeрeживaл oдин из сaмыx зaxвaтывaющиx мoмeнтoв в свoeй истoрии. Впeрeди мaячилo сoюзнoe «зoлoтo», кoмaндa былa — нa зaглядeньe и всe кaзaлoсь вoзмoжным. Oб этoм мoмeнтe пoдъeмa и счaстья — пoслeднeгo в сoюзнoй истoрии клубa — нaш сeгoдняшний рaзгoвoр…

Мнoгиe бoлeльщики «Шaxтeрa» с oсoбым чувствoм вспoминaют ту вeрсию команды. В ней было сразу несколько знаковых людей советского и постсоветского футбола. Андрей Канчельскис, Виктор Онопко, Сергей Щербаков, Сергей Погодин, Сергей Ребров. Плюс — опытные Сергей Ященко, Евгений Драгунов, Игорь Леонов, Игорь Петров. Плюс — несколько людей с киевским опытом (Василий Евсеев, Михаил Стельмах, Игорь Корниец). Как вам состав?

Правда, главная его звезда Канчельскис в команде не задержалась. Проведя всего 5 матчей (и отметившись забитым голом), полузащитник сборной СССР был продан «Манчестер Юнайтед». В Донецке Канчельскис появился годом раньше — уже в статусе игрока сборной СССР. Перешел из «Динамо», где места в «основе» еще не имел. «Шахтеру» пришлось изрядно потратиться, чтобы обеспечить этот трансфер. Как вспоминал позже сам Канчельскис, в Киеве он получил 250 рублей в месяц, а в Донецке ему гарантировали 700. Плюс, конечно, место в составе, что для него было важнее всего. При этом, он продолжал играть за сборную. В одном из матчей его заметил менеджер «Юнайтед» Алекс Фергюсон — это был поединок со сборной Шотландии в Глазго 6 февраля 1991, который советская команда выиграла 1:0. Последовал официальный запрос в клуб — и быстрее, чем кто-то что-то смог понять, Канчельскис был продан за 650 тысяч фунтов стерлингов, сумму, которая тогдашнему менеджменту «Шахтера» могла показаться немыслимой. Сенсация получилась общесоюзная…

Без Канчельскиса команде пришлось обходиться с мая. Но ничего страшного не случилось — запас прочности у того состава был огромный. Почти на каждую позицию имелась реальная конкуренция. А главной звездой теперь становился молодой Сергей Щербаков, талант которого раскрывался с невероятной скоростью. Удержать его в «Шахтере» было сложно — но клубное руководство старалось. Щербаков уже имел двухкомнатную квартиру в центре города, машину (не бог весть какую, «Жигули» 7-й модели — но по тем временам и это чего-то стоило). Впрочем, было ясно, что все это — до первого серьезного зарубежного варианта. Так и получилось. Летом 1991 в составе молодежной сборной СССР Щербаков блеснул на чемпионате Европы, с 5 голами стал лучшим бомбардиром турнира. Последовало предложение от знаменитого Бобби Робсона, тогда — тренера голландского ПСВ. Щербаков даже съездил туда на смотрины, но «не срослось» — Робсон ушел в лиссабонскийй «Спортинг». О Щербакове он, впрочем, не забыл и через год перетянул его Португалию…

Все это позволяет понять, какой потенциал имела команда на старте союзного сезона 1991. Она могла и должна была удивлять. И приступила к этому со старта. Для начала сделала две трудные гостевые ничьи с московским (1:1, гол — Онопко) и киевским (0:0) «Динамо». Потом — три домашних матча — с «Араратом» (2:1, голы Канчельскис и Щербаков), «Пахтакором» (2:1, голы Петров и Щербаков) и «Памиром» (0:0 — последняя, кстати, игра Канчельскиса в Донецке). Потом — еще две выездные ничьи (1:1 с владикавказским «Спартаком», гол — Щербаков, и 0:0 с запорожским «Металлургом» при неиспользованном Щербаковым пенальти). Ну, а в 7-м туре дончан ждал ЦСКА — лидер чемпионата и реально — лучшая команда Союза. Этому матчу суждено было войти в историю.

Дело было 21 апреля на главном стадионе Донецка. «Шахтер» начал матч активно, весело, с настроением. На 25-й минуте Щербаков открыл счет. Причем как! Проскользнул мимо четырех защитников противника, словно те впали в кому, и точно ударил в дальний угол. Армейцы пытались отыграться, но у них в тот день не слишком-то клеилось. Хозяева контролировали концовку. Но на предпоследней минуте бакинский судья Рустам Рагимов назначил пенальти в пользу армейцев после очень красочного падения Игоря Корнеева. Решение выглядело сомнительным, а игрокам «Шахтера» и 31 500 болельщиков оно вовсе показалось «беспределом». Дмитрий Кузнецов 11-метровый реализовал, ЦСКА увез крайне нужную ничью, а публика еще долго бушевала на трибунах, на поле и в окрестностях стадиона, требуя выдать им судью на растерзание.

Игорь Петров много лет спустя комментировал этот инцидент: «Погромы начались. Судью пришлось вывозить на пожарной машине. На моей памяти такого большого скандала в Донецке не было. Конную милицию задействовали. Мы получили недавно новый автобус для гостей — так ему побили стекла, забросали камнями. Водитель был в шоке — он только новенький автобус пригнал».

Этот матч, возможно, несколько сбил темп у набравшего ход «Шахтера». Последовало еще две домашние ничьи — с московским «Спартаком» (1:1, гол Леонов) и «Черноморцем» (2:2, голы Леонов и Кобозев)…

Но команда была хороша, и это признавали все. Была игра — яркая, современная, с хорошей фантазией в атаке и пластичной обороной. В отличие от традиционного стиля «Шахтера» — боевитого, но не слишком эстетичного — команда демонстрировала динамичный, изобретательный футбол, который не мог не нравиться. Перед началом сезона высказывались опасения, что команда не сможет быстро компенсировать уход многих легендарных фигур — Виктора Грачева, Александра Сопко, Валентина Елинскаса… Ничуть не бывало! Под руководством прежнего тренера Валерия Яремченко, команда смогла без проблем омолодиться, изменившись в лучшую сторону. В смешной новой форме, с этими неподражаемыми зелеными поперечными грудными полосами на оранжевом фоне (как тогда говорили — изобретение одного дизайнера, получившего за свою работу хороший гонорар), команда выглядела во всех смыслах неузнаваемой. Глядя на нее, болельщик в первом половине 1991 испытывал смешанные чувства гордости, восхищения и надежды…

Надежда, конечно, оказалась беспочвенной. К тому времени советская реальность расползалась по швам — и все, кто мог, старался от нее дистанцироваться. Пример киевского «Динамо» прекрасно показывал любому: как только советская команда проявляет себя как что-то стоящее, как только ее замечают «из-за бугра» — так сразу же ей можно петь отходную. Не стоит и сомневаться, что через полгода-год ее растащат по кускам, и она перестанет существовать. «Динамо» просто первым прошло этот путь. Великая команда Валерия Лобановского разбрелась в разных направлениях, включая самого тренера, и в чемпионате 1991 на медали уже не претендовала.

Но осознать весь этот комплекс мрачного будущего тогдашнему болельщику было трудно. Он просто радовался, глядя на свежую игру молодого «Шахтера», и надеялся, что эта команда принесет ему долговременное счастье…

И до поры, до времени «Шахтер» не разочаровывал. После трех домашних ничьих последовала победа над минским «Динамо» 2:0 (голы Петров и Щебаков). Потом — две выездные ничьи с «Локомотивом (0:0) и «Металлистом» (2:2, голы Кобозев и Столовицкий). Потом — еще одна ничья в Донецке с мощным московским «Торпедо» (2:2, голы Погодин и Кобозев).

И лишь после этого, в 15-м по счету матче 23 июня, в Днепропетровске «Шахтер» впервые в том чемпионате проиграл. Дончане было жестоко обижены «Днепром» — уступили 1:3, ведя после пенальти, использованного Петровым. И «Шахтер», шедший одно время даже на 1-м месте (после весеннего матча с «Памиром»), сполз на 3-ю позицию, отставая от лидировавшего ЦСКА уже на 5 очков.

А потом последовала, как казалось, кульминация сезона — матч в Москве против ЦСКА. Прекрасный способ доказать, по тогдашней терминологии, «кто из ху». Это был удивительный, фантастический матч, в котором «Шахтер» ударами Драгунова и Кобозева, казалось, положил на лопатки армейцев уже в начале матча — но пропустил «в раздевалку» от Корнеева с пенальти, а потом от Татарчука — после перерыва. Несмотря на это, Кобозев еще раз вывел дончан вперед — но тут же еще раз ответил Корнеев. Все, финиш? Как бы не так! В тот день, 27 июня 1991, «Шахтер» не хотел отдавать победу. Просто не хотел, и все тут. И на 82-й минуте Столовицкий забивает четвертый, последний и решающий гол!

После этого матча о «Шахтере» заговорили как о серьезном кандидате на «золото». ЦСКА все еще сохранял дистанцию от преследователей — но «Шахтер» только набирал обороты. Победа дома над владикавказским «Спартаком» — 2:0 (голы Погодин и Кобозев). Победа дома над запорожским «Металларгом» 1:0 (Щербаков). До конца чемпионата СССР оставалось 12 матчей. Дистанция до ЦСКА уменьшилась до 2 очков. Никто и предположить не мог, что последует дальше.

17 августа «Шахтер» проиграл на выезде «Спартаку» 1:3 (гол — Петров). Начиная с того матча, «Шахтер» больше не одержит в первенстве 1991 ни одной победы. За красивым взлетом последовало жесткое падение — и всего 12-е место в итоговой турнирной таблице последнего в истории чемпионата СССР…

Финал сезона получился соответствующей. 31 октября, минусовая температура. Удручающая аудитория на трибунах огромного донецкого стадиона — 1 220 зрителей. Московское «Динамо» забивает 2 гола в начале матча (один из них, кстати — на счету небезызвестного Виктора Леоненко) и потом спокойно доводит матч до победы 3:2. Последний матч «Шахтера» в том сезоне с пенальти провел Василий Евсеев.

Так завершился сезон, подаривший Донецку одну из лучших команд в его союзной истории — и жестоко обманувший надежды болельщиков. Почему случился этот провал — 12 последний матчей без побед? Толкового объяснения этому нет. Да и мало кого это уже интересовало. В распадающейся стране думали уже совсем о другом…



Обсудить новость можно на страничке terrikon.com в Facebook https://www.facebook.com/terrikon

Евгений Ясенов, специально для «Террикона»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.